my white room


i never saw a moor—
i never saw the sea—
yet know i how the heather looks
and what a billow be.

e.d.



8/23/15

at the end of the day the most heartfelt and honest
gestures and words are done and said in the silence,
with no audience



like this summer, time of speaking with no words














японский со мной теперь каждый день, примерно так, как природа и дети.
акварель - хорошо, но карандаш ближе и загадочней, как и то, что для такого
рисунка нужен только он и бумага, любая.

пытаюсь разглядеть своих. '.. и я удивилась, как там, где все
окружено природой, может быть так неестественно,' 






6/1/15

welcoming summer

with white flowers for children
















правда, я удивлена тому, как вела себя когда-то,
как люди замечают и показывают одно, когда это
не требует внимания. как что-то остается в тени

и можно ли про это говорить вслух, или это должно быть
как цветы, которые ты посадил на улице, они уже для всех,
не под твоей защитой и пристальным взглыдом, а сами по себе,
в огромном мире

лето, пусть будет долгим как и эта весна, пусть
откроются новые дороги, среди деревьев и внутри
самой себя. и еще, пусть реакция на что-то будет
своей, всегда своей, даже если захочется сказать
громкое слово, сначала помолчав








4/19/15

'white texture of japanese paper gives us a certain feeling of warmth, 
of calm and repose. even the same white could as well be one color 
for western paper and another for our own. western paper turns away 
the light, while our paper to take it in,to envelope it gently, like the 
soft surface of a first snowfall. it gives off no sound when it is crumpled 
or folded, it is quiet and pliant to the touch as the leaf of a tree.'

陰翳礼讃
谷崎 潤一郎